Помним о них…

Тракененский мерин

Хопер - это невысокий такой рыжей конёк. Стыдно мне говорить, ну никогда у меня к нему душа не лежала. Он был не просто упертый, упертых-то я люблю, такая-то в нем тупая упёртость была, но это исключительно мое восприятие. Правда, всегда он меня ушами своими смешил, уж такой лопоухий, очень забавно! Довелось мне попрыгать на нем, случайно. В то время разбежалось как-то часть детской спортивки, и Никулин был страшно зол. Попалась как всегда я! Я имею такую хорошую черту - со всеми быть в дружеских отношениях, вот Серега и решил, что я тоже обязательно уйду. Объяснить ему, что родители прочат своим чадам большое спортивное будущее, поэтому и ищут постоянно им новых лошадей и тренеров, а я уже давно не собираюсь на Олимпийские игры, и мне большого спорта не надо, я человеческим языком не могла. Ну не слушал он меня!

Диалог был примерно такой:
Н. - Все уйдут, и ты уйдешь!
Я. - Иди ты в баню, никуда я не денусь.
Н. - Нет, уйдешь, я знаю. Вот вчера все за зачетками пришли, думали я не отдам. Да забирайте. И ты свою бери!
Я. - Да сдалась мне твоя зачетка. Я же не ради разрядов и призов занимаюсь, а ради себя.
Н. - То есть тебе все равно. И если я выкину твою зачетку, тебе пофигу будет.
Я. - Пофигу.
Н. (достает мою зачетку) - На, забирай, не зли меня.
Я. - Да засунь её в… (дальше возможны варианты, в зависимости от вашего воображения, хотя я имела ввиду всего лишь в шкаф!)
Н. - Ах, так, тогда я ее порву.
Я. - Ну, рви на здоровье! Мне то что.
И дальше моя зачетка на моих же глазах превращается в кучу мелких бумажек, как в фильме ирония судьбы - "ах, какие мелкие кусочки"?!
Еще в начале спора все тут же свалили из тренерской, как бы осколком не задело. Осталась одна Алька, она смелая. Но и она тогда сидела, просто не веря глазам и ушам своим. А конфетти из бывшей зачетки еще пару недель валялась в комнате, никто ее вымести не мог. (Так что нынешняя моя зачетка уже вторая, первая в неравном бою пала смертью храбрых. Я очень жалела, так как там был вписан конкур на Диком со 2-м местом, которым я очень гожусь и 3-тий разряд, доставшийся потом и кровью тоже с Дикулей.)
В итоге Никулин назло записал меня на Хопра, я же сказала, что мне все равно на ком ездить, вот и "получи фашист гранату". Но самое ужасное, что он начал неистово меня прыгать. Хопер был мне откровенно мал, мне было кошмарно неудобно, да еще не присидясь к нему вообще, на первой же на нем тренировке, меня загоняли на клавиши до 140 без стремян, без рук! Это был ад, ни на Диком, который был непрост, ни на Ташкенте, который виртуозно обносил, мне не было так сложно и противно. Мучили меня неделю, а потом отстали от нас с Хопрушей и я вернулась к своим любимцам!
Когда клуб выгнали с ипподрома, Хопер стоял с нами - с Нотой, Грандом, Фонзой - в Серебряном бору. Он был в аренде. На Войтовича он был уже в прокате. Но активно прыгать уже не мог по ногам, хотя оставался прекрасной прогулочной лошадью. Никулин как-то необыкновенно долго его продавал, и наконец-то продал. А еще Хопер как-то всегда попадал под раздачу - если кто-то убегал драться, били частенько его. Например, случай, когда мы стояли уже на новом месте, но ещё в тесноте. При первом входе с тыла конюшни была сначала раздевалка, а потом там сделали три денника, в дальнем и максимально закрытом стоял Эллинг, а параллельно ему Линда и Хопер. Лелик был активным жеребчиком, и, видать, нашептал меланхоличному мерину Хопруне, чтобы он открыл его дверь, девушку Линду пригласить в гости. Хопруня мусолил-мусолил задвижку и открыл дверь. Он сам стоял ближе к двери, чем Линда, Эллинг пыхтел-пыхтел, а потом понял, что до Линды ему никак не дотянуться, и от обиды и злости полез на Хопра. Хорошо хоть, что лошади зашумели сразу, и на крики прибежали конюха и загнали Лелика к себе, переделав потом замок. Так что приключения Хопруня на свою лопоухую голову найти умел.

(по мотивам дневника Елены Елютиной )

Хопер умер 26 октября 2013 года.