Помним о них…

Мерин, Вороной, Помесь
1989 -2014

Кагора мы привезли на заре этой конюшни. Был конец зимы, мы только построились, да еще и не до конца. Большая половина конюшни только начинала строиться. Звонит знакомая с рыданиями и рассказывает страшную историю. На даче какой-то фин купил себе лошадь, дабы катать своих детей. А теперь уезжает в Финляндию. Лошадь, естественно, с собой брать не собирается. Коняга стоит в сарае уже два месяца практически не кормленный. Рыдает в трубку: "Заберите коня!" Мы объясняем, что забирать некуда: у нас нет ничего, все только строится. Знакомая выдвинула свой последний и решающий аргумент: привязанному к дереву у вас, лошади будет лучше чем у фина, который собирается отдать его на мясокомбинат. Фин хотел триста долларов, у нас не было денег вообще. Ладно, собрали эти триста баксов. Отправились туда… Ночь глухая, неизвестно куда ехать. Нашли. На месте обнаружился сарай и вусмерть пьяный фин. В сарае стоял скелет, обтянутый кожей, при этом очень мохнатый. Лошадь всю зиму простояла на улице. Такой шерсти у коняги быть не может (по-крайней мере мы так думали, пока не увидели Кагора): на крупе распадалась на пробор, можно было косички плести. Анатомический музей просто плакал бы по этому экземпляру. Стало понятно, что конь на этом свете не жилец, что осталось ему очень недолго. Ну что делать… с одной стороны - уже приехали, с другой - не оставлять же его там подыхать?!! Погрузили в коневоз и увезли. Когда приехали на родную конюшню, столпился народ с воплями: "Что это? Кого вы привезли?!!" Ничего, откормили, он полинял. Все с удивлением увидели, что масть у него вороная, а не серо-буро-малиновая. Выяснили, что лет ему уже прилично, что на молодого жеребца он никак не тянет. И тут выяснилась самая милая подробность: этот конь был у Сергея Никулина, когда еще не было никакого Матадора. Что это конь с Манежа на Ипподроме. Это до какой же степени надо измучить лошадь, чтобы Сергей его не узнал! Любой конник узнает лошадь, с которой работал, сколько бы лет ни прошло. Отъелся, поправился. Стал очень нарядным. Золотая лошадь проката! Всё делает с легкостью и изяществом, в том числе и вместо всадника. Нас постоянно просят его продать или сдать в аренду. Но с его характером и желанием работать, с его тяжелой судьбой, мы никому коня уже не отдадим. Восстановили его прошлое. Зовут его, конечно, не Кагор. Настоящее имя - Арифметик, порода - русский верховой.